Схема проезда
СМИ о нас
Модернизация уголовного законодательства: Срок за прибыль (Ведомости 27 (2793) от 16.02.2011) PDF Печать E-mail

Авторы — первый заместитель председателя Верховного суда в отставке, профессор Российской правовой академии Владимир Радченко; заместитель председателя Государственной думы Александр Бабаков

 

Сейчас на рассмотрении в Госдуме находится более 500 законопроектов в различной стадии готовности. Такое значительное количество заставляет задумываться о том, насколько правильно расставлены акценты в свете значимости и экономической цены принятых и непринятых решений.

По закону о бюджете три ближайших года государство должно будет тратить на содержание службы исполнения наказаний примерно 159 млрд руб. в год. По официальной статистике, среднее количество заключенных в местах лишения свободы составляет примерно 900 000 человек, т. е. один заключенный обходится бюджету более чем в 176 000 руб. в год, или примерно в 14 500 руб. в месяц. По данным Росстата, зарплату ниже 13 800 руб. в России в апреле 2010 г. получали 46,5% наемных работников. Получается, что на арестанта государство тратит больше, чем на многих тружеников бюджетной сферы. И это если считать только затраты на службу исполнения наказаний. Если же считать расходы на всю инфраструктуру, которая оказывает услуги по борьбе с преступностью, — МВД, прокуратуру, уголовные суды, — эти цифры вырастут в разы, каждый находящийся в местах лишения свободы становится «золотым» для бюджета.

Россия вместе с США являются абсолютными лидерами в мире как по общему количеству тюремного населения, так и по его доле в общей численности населения. Пусть американцы разбираются со своими проблемами сами. Наш пенитенциарный провал связан с серьезными недостатками уголовного закона и правоприменения, с откровенно карательным перекосом в уголовной политике. Дело здесь не просто в пренебрежении принципами гуманизма. Наша уголовная юстиция осуществляет этот карательный перекос любой ценой, в самом прямом экономическом смысле, нисколько не интересуясь тем, во что это обходится стране как в смысле бюджетных расходов, так и в смысле иных негативных последствий для экономики и социальной структуры общества.

Уровень жизни народа зависит от эффективности экономики. В рыночной экономике многое решает малый и средний бизнес. От инициативы и предприимчивости его представителей зависит не только их благосостояние, но и благосостояние значительной части населения. Эти люди, действующие на свой страх и риск, нуждаются во всемерной общественной и государственной поддержке. Однако у нас значительное количество проблем, стоящих перед бизнесменами, вызвано действиями государства. Общеизвестно: чем выше зарегулированность экономической деятельности, тем больше поле для коррупции. Сказанное в полной мере относится к уголовному законодательству. Оно насыщено нормами, устанавливающими ответственность бизнесменов за действия, не причиняющие вреда ни государству, ни обществу, ни гражданам.

К сожалению, предложения привести наш уголовный закон в соответствие с требованиями экономической целесообразности и элементарного здравого смысла не встречают должной поддержки. Например, группой видных юристов и экономистов в соответствии с поручением президента разработана Концепция модернизации уголовного законодательства в экономической сфере, которая в сентябре прошлого года была предметом парламентских слушаний и получила одобрение как основа для совершенствования уголовного законодательства в части, касающейся экономической деятельности. До сих пор положения концепции не использованы в текущей законопроектной работе, концепция встречает самое серьезное сопротивление, прежде всего со стороны правоохранителей, являющихся получателями бюджетных средств на борьбу с преступностью.

Простейший пример — предложение исключить из УК статью 193 об уголовной ответственности за невозвращение валютных средств из-за границы. Базовое законодательство о валютном регулировании и контроле давно изменилось, граждане и юридические лица — российские резиденты имеют право открывать валютные счета за рубежом, однако статья 193, оставаясь мертвой, так и не исчезла из УК.

Еще более важный пример — статья 171 УК, устанавливающая уголовную ответственность тех, кто занимается предпринимательской деятельностью без регистрации или лицензии. Никакого реального ущерба обществу или конкретным гражданам такие действия не наносят, ответственность практически во всех случаях здесь наступает не за ущерб, а за получение дохода. Получил доход без регистрации или лицензии — садись в тюрьму! С точки зрения экономики это абсурд: человека, который работал сам, давал работу другим, содержал себя и свою семью, тем самым приумножал ВВП, сажают в тюрьму — и страна вынуждена его содержать.

Вот какая история была опубликована в свое время на сайте МВД. Фермер из Ставрополья занялся утилизацией выбрасываемого населением мусора, не догадавшись получить на эту деятельность лицензию. Когда его выручка приблизилась к 1,5 млн руб., Георгиевский райотдел милиции возбудил в отношении фермера уголовное дело за незаконное предпринимательство. Экономическая логика здесь есть, только если смотреть с точки зрения некоторых правоохранителей. Статистика по такого рода уголовным делам говорит, что количество материалов о преступлениях, по которым ведутся проверки, количество возбужденных уголовных дел и количество вынесенных судами обвинительных приговоров различаются в разы. Что само по себе может свидетельствовать о том, что провозглашаемая в отношении этой статьи функция борьбы с преступностью полностью утрачена и заменена коррупционной составляющей.

Такой же коррупционной и разрушительной для экономики страны является статья 174.1, которая устанавливает ответственность за легализацию (отмывание) средств, полученных этим же лицом от преступной деятельности (это не обязательно хищения, такими средствами могут быть доходы от предпринимательства с нарушением правил лицензирования, недоплаченные налоги, недоплаченные таможенные платежи и т. п.). Эта статья в нашей стране применяется не к торговцам людьми, оружием или наркотиками, не к организаторам подпольных публичных домов, а к предпринимателям, обвиненным в незаконной предпринимательской деятельности. В совокупности со статьей 171 и другими статьями статья 174.1, имеющая очень высокие санкции (до 10 лет лишения свободы), стала дубиной, которой коррумпированная часть нашей уголовной юстиции может выколачивать взятки, нисколько не заботясь при этом, что заодно громит и нашу экономику.

То же самое относится и к части первой статьи 188 УК (контрабанда). Контрабандистом объявляется всякий, кто совершил ошибку при составлении таможенной документации. Если цена перевозимого через таможню товара — 1,5 млн руб. или более, такая ошибка будет означать для предпринимателя (и не только предпринимателя) реальную опасность оказаться в тюрьме. А если этот товар до пересечения границы уже был кому-то предварительно продан, то это по понятиям наших правоохранительных органов будет означать легализацию (отмывание) и тюремный срок будет существенно увеличен.

Странные вещи в отношении предпринимателей приходится наблюдать и в нашем правоприменении. Например, преступными могут быть признаны сделки и иные юридически значимые действия, которые до этого другим судом были признаны соответствующими закону. Так, прокуратура Татарстана добивалась через арбитражные суды отмены сделки предпринимателя Суринова. Все инстанции этих судов, включая Высший арбитражный суд, признали сделку соответствующей закону. Тогда за эти же действия в отношении Суринова было возбуждено уголовное дело, и суд общей юрисдикции осудил его за мошенничество на девять лет, хотя согласно требованиям статьи 90 УПК установленные арбитражным судом обстоятельства обязательны при рассмотрении уголовных дел. Аналогичным образом был осужден к трем годам лишения свободы за должностное преступление, несмотря на два решения арбитражных судов, бывший главный финансист Министерства обороны генерал Олейник, дело в отношении которого было прекращено только президиумом Верховного суда. И странной выглядит позиция ряда силовых ведомств, сопротивляющихся предложению дополнить закон нормой о том, что сделка, признанная судом законной, не может рассматриваться в качестве преступной до тех пор, пока решение суда не опровергнуто вышестоящим судом.

Все это говорит о неотложности реализации тех рекомендаций, которые заложены в Концепции модернизации уголовного законодательства в экономической сфере. За игнорирование этих предложений, отказ отменять коррупционные и антиэкономические статьи уголовного закона страна ежедневно платит весьма дорого — бюджетными и небюджетными деньгами, не говоря уже о самом неблагоприятном влиянии такого положения дел на инвестиционный и общий предпринимательский климат в стране.


Читайте далее: http://www.vedomosti.ru/newspaper/article/2011/02/16/255107#ixzz1E6Q3qPLN

 

 
Академия Минюста начала готовить экспертов по коррупции для ООН PDF Печать E-mail

Сегодня в Российской правовой академии (РПА) Минюста России началась программа подготовки экспертов на курсе "Механизм обзора выполнения Конвенции ООН против коррупции", сообщает пресс-служба Минюста РФ. Данная программа инициирована Министерством юстиции РФ в соответствии с Национальным планом противодействия коррупции на 2010-2011 годы, утвержденным Указом Президента РФ. В ее рамках пройдут обучение эксперты государств-членов СНГ: Армении, Азербайджана, Беларуси, Казахстана, Киргизии, Молдовы, Таджикистана, Украины, Узбекистана. Обучение проводят специалисты Управления ООН по наркотикам и преступности (УНП ООН), а также эксперты Управления Президента РФпо вопросам государственной службы и кадров, Минюста России, Генпрокуратуры РФ, ФСБ России, Росфинмониторинга и РПА Минюста России. Они получили прикладные знания в данной области в ходе курсов, организованных УНП ООН 9-12 августа 2010 года в Вене. На курсах прошли обучение эксперты в области противодействия коррупции из более 100 стран. Курсы в РПА имеют цель получение слушателями как теоретических, так и практических навыков в выполнении обзора Конвенции ООН против коррупции. Помимо лекций и докладов экспертов, в программе предусмотрен обмен накопленным национальным опытом и активный диалог по ключевым направлениям. Предусмотрен разбор конкретных кейсов — слушатели будут представлять и согласовывать пробные отчеты страны по обзору. В завершении слушатели получат статус официальных экспертов и будут привлекаться ООН к участию в обзоре выполнения Конвенции ООН против коррупции и в других государствах — участниках Конвенции. Мероприятие такого масштаба проходит в РФ впервые, что свидетельствует о готовности государств — членов СНГ углублять взаимодействие в борьбе с коррупцией. Ссылка: http://pravo.ru/news/view/39415/

 
"Коррупция.net" (Журнал Профиль № 35 от 27. 09. 2010) PDF Печать E-mail

Целый ряд признаков свидетельствует о том, что объявленная Дмитрием Медведевым борьба с коррупцией спущена на тормозах.

    В ноябре России пред-стоит отчитаться о выполнении двадцати шести рекоменда-ций Группы государств по борьбе с коррупцией (ГРЕКО) Совета Европы. На их реализацию России было да-но полтора года, однако как минимум девять из двадца-ти шести рекомендаций - самых ключевых - так и не были реализованы отечест-венными законодателями и правительством.
   
ЖЕНЫ "ЦЕЗАРЕЙ" ВНЕ ПОДОЗРЕНИЙ 
 

   Весной этого года не было СМИ, которое не пересказывало бы истории про безработных жен депутатов, се-наторов и членов правительства, чьи доходы в 2009 году в сто раз превышали скромные заработки высокопос-тавленных мужей. В соответ-ствии с требованиями закона мужья обнародовали декла-рации о доходах - свои и членов семей, но дальше предположений о сомнительном происхождении состояний отдельно взятых чиновничь-их жен дело не пошло. Ни одним из этих случаев не заин-тересовалась ни прокуратура, ни Следственный комитет, ни даже пресловутая комиссия по соблюдению требований к служебному поведению госслужащих и урегулирова-нию конфликтов интересов. Возможно, какая-то антикор-рупционная работа и происходила, но за наглухо закрытыми дверями.
   "Комиссии созданы во всех ведомствах, но начать какие-либо проверки в отношении руководителей госведомств они просто не могут, да и полномочий для установления, например, достоверности све-дений у них просто нет. Поэтому если какие-то решения они и принимают, то только в отношении рядовых чинов-ников и госслужащих", - признается председатель ком-иссии Госдумы по законодательному обеспечению про-тиводействия коррупции Алек-сей Волков. "Комиссии по урегулированию конфликтов интересов если и работают, то весьма закрыто и кулуарно, так как, c одной стороны, те люди, которые назначены в них, вряд ли полностью подготовлены к той работе, которую на них возложили, а с другой, во многих ведомст-вах есть стремление спустить все антикоррупционные ин-новации на тормозах", - за-явила "Профилю" глава рос-сийского офиса Transperency International Елена Панфилова.
   В результате, несмотря на все принятые меры по борьбе с коррупцией, снизить ее уровень так и не удалось. По данным Следственного комитета, только за последний год федеральный бюджет потерял из-за коррупции 3,2 млрд рублей. Но эти циф-ры касаются раскрытых дел, а среди них большинство составляют мелкие взятки в не-сколько тысяч рублей. По дан-ным Научного центра противодействия коррупции российской правовой академии Минюста РФ, сами чиновники и госслужащие признаются, что приговоры судов охватывают лишь 14,5% от всех коррупционных правонарушений.
   
КОНФИСКАЦИИ НЕ БУДЕТ
    Депутат Волков признается, что даже если бы комиссия по урегулированию конфлик-тов интересов и стала действенным органом, побороть коррупцию все равно бы не удалось. Ведь без санкций в отношении чиновников-взя-точников, владеющих миллиардными состояниями при небольшой зарплате, борьба с коррупцией все равно превращается в фикцию. О необходимости распространения института конфискации и контроля за расходами чиновников говорит каждый второй госслужащий, опрошенный научным центром. Но до конкретных инициатив дело так и не доходит. В Госдуме кивают на администрацию президента, а там говорят лишь о необходимости соблюдения уже действующего антикоррупционного законодательства.
   В новом национальном плане противодействия коррупции на 2010-2011 годы прописана лишь необходимость правового просвещения обыч-ных граждан, чиновников и улучшение контрольно-над-зорных функций. "Опрошенные нами госслужащие отмечают, что контроль над доходами - это хорошо, но нужно вводить еще и контроль над крупными расходами чиновников и их семей, - заявил "Профилю" руководитель На-учного центра противодействия коррупции Виктор Астанин. - Например, по итогам подачи деклараций о доходах в следующем году можно бы-ло бы сравнить расходы и траты чиновников в 2010 го-ду по сравнению с офици-альными доходами чиновников. В результате проверки чиновники должны обосновать свои расходы и доказать, что новый дом или машина были куплены на честно заработанные деньги".
   Но для того, чтобы запус-тить этот механизм, отмеча-ет ученый, необходимо вводить в российский Уголовный кодекс статью за незаконное обогащение. Однако эта норма еще с 2006 года яв-ляется камнем преткновения для российских законодате-лей. Тогда из ратифицирован-ной конвенции ООН против коррупции как раз и выпал самый важный - двадцатый пункт, предписывающий необходимость введения в УК статьи "Незаконное обогащение". Депутаты объясня-ли это тем, что российское общество еще не готово к введению института конфискации, которая стала бы естественным наказанием за коррупционное обогащение госслужащих.
   Введение института конфискации - рекомендация и группы ГРЕКО. В соответствии с ней Россия еще до 31 июля этого года должна бы-ла ввести в Уголовный кодекс конфискацию "in rem". При этом бремя доказывания законности происхождения имущества должно было быть перенесено на самих чиновников - например, при приобретении автомобилей или вещей стоимостью свыше 600-700 тыс. рублей. Но воз и ныне там. "В Совете при президенте по противодейст-вию коррупции об этом нет и речи, да и вообще вся работа спущена на тормозах: даже с главной страницы сайта пре-зидента убрана ссылка на ан-тикоррупционный план", - сетует источник "Профиля" в администрации президента. По его данным, на сегодняшний день готовится к внесению законопроект о запрете дарения чиновникам подарков независимо от их стоимости, а также поправки в регламент работы комиссий по конфликту интересов. "Больше ничего", - говорит он.
   
ДВА ШАГА НАЗАД
   В последнее время складывается впечатление, что борьбе с коррупцией дан если не красный, то уж точно жел-тый свет. Так, 1 июля 2010 го-да президент подписал но-вый указ о функционировании кадровых комиссий. По этому документу уже в следующем году депутаты, сенаторы, чиновники и госслужащие смогут не раскрывать информацию о доходах и имуществе своих супруг и несовершеннолетних детей "по объективным причинам". Какие причины могут считаться объективными для утаивания семейных доходов, в документе не указывается. Устанавливать эти причины предстоит членам комиссии по урегулированию конфликтов интересов в закрытом режиме.
   Минфин и еще ряд министерств уже подготовили соответствующие внутренние приказы. В числе причин для утаивания сведений могут оказаться проживание супруги или супруга чиновников, а также их детей за рубежом или просто нежелание близких родственников раскрывать информацию о доходах и имуществе для государст-венных кадровых служб. "Ес-ли эти приказы будут зарегистрированы в Минюсте, идея борьбы с коррупцией будет в буквальном смысле дискредитирована, ведь в этом случае проверить источник благосостояния семьи будет уже невозможно", - отмечают в думской комиссии по противодействию коррупции.
   То есть уже следующей весной прессе не удастся напи-сать разоблачительные мате-риалы о большинстве высо-копоставленных чиновников и их богатых женах. "Информация либо будет не опубликована вовсе, либо ее сложно будет найти на сайте, ее постараются запихнуть максимально глубоко", - говорит источник в администрации президента. В Думе поговаривают, что шумиха, которая поднялась в прессе вокруг доходов крупных правительственных чиновников, сильно раздосадовала весьма вли-ятельных людей в высших эше-лонах власти, и даже премьер-министр на одном из антикоррупционных совещаний якобы посетовал на то, что продолжение этой кампании "бросает тень на годы его правления". Ведь многие чиновничьи состояния-то наживались в течение последних десяти лет.
 
БЕЗ ПРАВА НА ПРЕСЛЕДОВАНИЕ
    Россией не было реализовано и еще одно важное требование Совета Европы - сократить число людей, обладающих правовым иммунитетом. По словам председателя След-ственного комитета при прокуратуре России Александра Бастрыкина, ни в одной европейской стране нет такого огромного количества лиц, которые защищены законом от уголовного преследования за совершение тяжких преступлений. По его словам, только за первое полугодие 2010 года в России было инициировано уголовное пре-следование 800 спецсубъектов, в том числе 500 муниципальных депутатов и глав местных самоуправлений, 23 региональных депутатов, 14 членов избиркомов, 5 судей, 17 прокуроров и 92 следователей. Именно чиновники высшего звена все больше попадают в поле зрения следственных органов в связи с взяточничеством и участием в рейдерских захватах. Однако сами депутаты к лишению правового иммунитета явно не готовы. "Иммунитет нужен нам для того, чтобы честно говорить то, о чем мы думаем, и не бояться последующего уголовного преследования", - объясняет Алексей Волков.
   В результате через месяц в Страсбурге России вновь придется давать обещания учесть рекомендации Совета Европы "в самое ближайшее время". Однако, уверен председатель национального антикоррупционного комитета Кирилл Кабанов, борьба с коррупцией по-прежнему будет вестись лишь на бумаге. Ведь для власти это своего рода пиар-кампания, позволяющая, с одной стороны, решать задачи по укрепле-нию имиджа - того же Дмитрия Медведева, выступив-шего инициатором антикор-рупционной борьбы, да и тандема в целом. А с другой стороны, при помощи уже созданных антикоррупционных механизмов сводить счеты с теми, кто не устраивает начальство. Примечательно, что кампания по снятию мэ-ра Москвы Юрия Лужкова идет под флагом борьбы с кор-рупцией и чиновничьим произволом в столице.
 

  

   

   

 
"Только на словах" (Ведомости, 02. 09. 2010) PDF Печать E-mail

Опираясь на данные официальной статистики, аналитики Минюста выяснили, что никакого усиления борьбы с коррупцией не происходит. Количество разоблаченных и наказанных коррупционеров неизменно последние три года, просто об этом стали больше говорить.

Если судить по публикациям СМИ, борьба с коррупцией идет довольно эффективно: сообщений о таких преступлениях за последний год стало заметно больше, свидетельствуют данные «Медиалогии». С начала 2008 г. и до осени 2009 г. ежедневно в СМИ появлялось около 100 сообщений о «разоблачении коррупции», прошлой осенью их внезапно стало в 1,5-2 раза больше (см. график), а потом было в среднем по 125 ежедневно.

Однако реальная ситуация в этой сфере остается неизменной. Таков вывод Научного центра противодействия коррупции НИИ Российской правовой академии (РПА) при Минюсте, проанализировавшего данные криминальной и судебной статистики.

Исследователи сопоставили данные МВД и судебного департамента при Верховном суде за 2007-2009 гг. по основным коррупционным составам преступления — «злоупотребление полномочиями» (ст. 201 УК), «коммерческий подкуп» (ст. 204 УК), «злоупотребление должностными полномочиями» (ст. 285 УК), «незаконное участие в предпринимательской деятельности» (ст. 289 УК), «получение и дача взятки» (ст. 290 и 291 УК).

В 2007 г. было зарегистрировано 21 842 таких преступления, до суда дошло всего 6185 дел, при этом в заключении оказались 675 человек, условно — 3650, оштрафованы — 1744. В 2009 г. картина мало изменилась: зарегистрировали 23 518 преступлений (на 7,6% больше), в суд передано 6691 дело, к реальным срокам лишения свободы приговорили 903 человека (еще 3694 приговорили условно, 1926 оштрафовали). Получается, что в среднем за решетку коррупционер попадал только в одном случае на каждые 25 зарегистрированных коррупционных преступлений. А из числа тех, чьи дела дошли до суда, за решетку попал только каждый восьмой (в 2007 г. к условному сроку или штрафу приговаривали 86,9% взяточников, в 2009 г. — 85,2%), подсчитали авторы исследования. При этом максимально возможная санкция за такое преступление, как злоупотребление полномочиями (от трех до пяти лет лишения свободы), в последние два года не применялась вообще, а максимальное наказание за взяточничество (от пяти до восьми лет) получили в прошлом году только четверо.

Вывод: ужесточения борьбы с коррупционными преступлениями нет. «Возможное наступление ответственности не только не является серьезным сдерживающим фактором, но и не выполняет профилактическую функцию по предупреждению коррупции», — делают вывод авторы исследования. Положительный тренд заметен только в области борьбы с тривиальным взяточничеством, отмечает проректор РПА Виктор Астанин, — таких преступлений в 2009 г. зарегистрировали на 10% больше.

В МВД и в Верховном суде эти цифры не комментируют: материал требует дополнительного изучения, говорит сотрудник пресс-центра МВД. «Надо понимать, насколько корректно интерпретировались приведенные в этом исследовании статистические данные», — солидарен пресс-секретарь Верховного суда Павел Одинцов.

Чиновник, близкий к администрации президента, говорит, что это первый опыт подобного исследования. Требование создать систему постоянного мониторинга есть в рекомендациях организации Совета Европы «Греко» России, напоминает он. Существующая сейчас статистика не учитывает ряд критериев, поэтому ясной картины текущей ситуации нет и меры принимаются неадекватные, признает собеседник «Ведомостей». Проведенный центром опрос около 1000 сотрудников МВД, прокуратуры, СКП, Минюста и чиновников в 80 регионах выявил: только 27,3% из них доверяют информации о коррупции, представленной «правоохранительными органами и прокуратурой», объясняя это тем, что статистические данные «подгоняются и фальсифицируются».

Проблема в том, что борьба с коррупцией в системно коррумпированной стране — вопрос политический, а не правоохранителей и судов, говорит директор «Трансперенси интернешнл Россия» Елена Панфилова. На статистику пенять бессмысленно: она может говорить только об эффективности работы правоохранителей и судов, но не о коррупции.

Ссылка на статью: http://www.vedomosti.ru/newspaper/article/244884/tolko_na_slovah